Годовщины как политический ресурс

8

Так уж исторически сложилось, что важные даты для украинского политикума стали очередным поводом напомнить о себе. Не обошла эта участь и 20 февраля. Если 2015-го, на первую годовщину, инициатива ожидаемо была у президента Порошенко, то в последующие годы его место заняли депутаты.

Годовщина как политический ресурс

Фото автора

А сам Петр Алексеевич по объективным причинам на Институтской 20-го не появляется, ограничившись минимальным количеством официоза, как совместный молебен в Михайловском соборе и прочее. Ведь его присутствие в местах расстрелов только взбесила бы особо недовольных его политикой, что этими днями бродят в центре столицы, призывая к революции. К тому же об угрозе беспорядков предупреждали и правоохранители, которые накануне памятных дат сообщили, что ряд пророссийских группировок планирует устроить акции на майдане Независимости. Особые опасения вызвали призывы приходить до центра города с оружием: легальной и не очень. И, кажется, в этом году обошлось.

Зато людей на протест при поддержке внефракционного Владимира Парасюка и завсегдатая большинства акций Николая Коханивского вывели депутаты от «Самопомощи» Семен Семенченко и Егор Соболев. Несколько сотен человек прошлись по городу 19 февраля под аккомпанемент петард и дымовых шашек. Заявленная цель — привлечь внимание к торговле с сепаратистами из «ЛНР» и «ДНР» и остановить ее. К шествию радостью присоединились обычные недовольные граждане предпенсионного возраста, часть из которых стояла на Майдане толка лета-2014. Кажется, они больше всего жаловались на высокие тарифы, низкие зарплаты и «преступную власть Порошенко». А лидеры протеста тем временем заявили об обустройстве «редута» на углу Институтской и Банковой. Это, по их словам, якобы должно повлиять на остановку товаропотока из не контролируемых Украиной территорий Донбасса. Поэтому народные избранники решили установить палатки для ночлега, привлечь бочки, чтобы греться, и раздавать горячий чай всем желающим. Звучали и воспоминания-сравнения о Евромайдан. Мол, он начинался так же: у протестующих ничего не было, но Киев восстал и сверг Януковича. Однако все эти слова и действия скорее напоминали некий ритуал в протестном интерьере.

Дошло даже до столкновений с правоохранителями, которых в центре было несколько тысяч (что довольно ожидаемо, если учесть, что в заявке организаторов митинга указывали чуть ли не 100 тыс. лиц). Когда протестующие пытались протащить сквозь кордон полиции палатки, началась уже привычная толкотня, которая впоследствии на Европейской площади переросла в настоящую драку. Такой фон дало Семенченко и Соболеву основания говорить о «хуже Януковича времена». Коллега бывшего комбата по парламенту даже демонстрировал всем доказательства зверств «преступного режима» — следы на лице якобы от дубинок силовиков. Правда, они исчезли за несколько дней, но на это внимания уже не обращали. Семенченко поймал свой звездный час и, запустив стрим в онлайн, рассказывал на широкую общественность о страшных условиях в центре Киева и необходимость борьбы с властью Порошенко, потому что она не позволяет свободно протестовать. Таким событиям в столице обрадовалась ряд российских медиа. Часть из них даже успела сообщить о «восставших националистов», которые уже то ли заблокировали, то ли взяли под контроль все украинские аэропорты, чтобы не дать политикам убежать из страны. В общем кремлевские пропагандисты пытались выдать желаемое за действительное: в их информпространстве бушевала украинская революция, а в Киеве было довольно спокойно.

Событиям в столице обрадовались российские медиа. Часть из них даже успела сообщить о «восставших националистов», которые то ли заблокировали, то ли взяли под контроль все украинские аэропорты

Причиной для этого можно назвать собственно действия лидеров протеста. Ведь они не получили особой поддержки в обществе, несмотря на логичность и правильность цели. Даже больше: у некоторых людей могли возникнуть подозрения, что вся история с блокадой была изначально заточена на киевский протест под конкретные даты. Ведь и о потоках контрабанды, и о недопустимости торговли с террористами говорили давно, но действовать нардепы начали почему-то именно под конец зимы. На блокировщиков посыпалась критика от общества. Мол, для своих протестов можно выбрать любой день, кроме 18-20 февраля, иначе это воспримут как чистейший пиар. Собственно, вечер 20-го расставил все на свои места: под стелой Независимости осталось около сотни сторонников блокады, остальное ушло памятным шествием в честь Небесной сотни до парламентского квартала. И это был едва ли не единственный массовый полностью мемориальное мероприятие.
Однако тема торговли с ОРДиЛО не исчезла из киевских улиц. Уже на следующий день к акции решила присоединиться партия УКРОП. Вместе с поклонниками Семенченко они вышли под Раду. Однако, если судить по объявлениям в соцсетях, часть этих людей наняли для картинки за деньги. Что, конечно же, опровергли организаторы.

Кульминацией февральских протестов, несомненно, стала совместная акция правых — Марш национального достоинства, на который собрались ВО «Свобода», «Правый сектор» и «Национальный корпус» (НК). Примечательно, что совсем недавно, 14 октября, эти политсилы проводили свои мероприятия отдельно и сознательно не пересекались друг с другом. Несколько тысяч человек с лозунгами «Банду — геть!» прошлись от памятника Небесной сотни в Верховную Раду, где Андрей Билецкий передал нардепам «ультиматум». А на сцене перед митингующими появился Олег Тягнибок, который после провала своей партии на выборах не так часто выбирается в люди. Вспомнив об убитых три года назад, он озвучил ряд лозунгов, которые, в принципе, не возразили его коллеги. Кроме уже привычной недопустимости торговли с «ЛНР» и «ДНР» шла речь об отсрочке создания рынка земли, высокие коммунальные тарифы и… досрочные парламентские выборы. Последнее, учитывая достаточно низкий рейтинг «Свободы» и определенную популярность «Национального корпуса» могло бы дать Тягнибоку возможность вернуться в парламент. Однако власти вряд ли будет прислушиваться к ультиматумам националистов и давать им внеочередной шанс укрепить позиции в ВР.

Сейчас можно с грустью констатировать, что для ряда украинского истеблишмента 20 февраля превратилось из памятной даты на очередного осла, на котором можно вместе со своими лозунгами и идеями въехать на Майдан и призывать к очередному свержению очередного «преступного режима». И причины для этого есть, ведь градус недовольства действиями нынешней власти, которая сохранила старую политическую систему, не перестает расти. Поводов для этого хоть отбавляй: ленты новостей пестрят сообщениями о старые коррупционные схемы, одиозные личности приходят на руководящие должности в государственных структурах, а заметных изменений в реформировании нет. Но по 18-20 февраля здесь возникает единственный вопрос: где в этой политической возне место памяти о погибших? Остается надеяться, что в последующие годы ответ найдется.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ