Полет «Шмеля»

9

Убийство Гиви в очередной раз показало, насколько бессмысленная и примитивная информация, которую поставляет в массы «МГБ ДНР».

Полет «Шмеля»

Его смерть, как и смерть Моторолы, стала еще одним эпизодом абсурда, рассчитанным на совсем неискушенного зрителя.

Прежде
всего, следует заметить, что Гиви погиб таки в Макеевке, а не в Донецке. Это Ганзовка — административная граница двух городов. Именно там, на улице Фонтанная, 44, содержался его главный штаб, а вместе с тем одна из наиболее охраняемых баз «Сомали». География места крайне важна (и каждый может проверить ее по карте), поскольку дальнейшее абсурд про украинскую ДРГ не выдерживает никакой критики именно через расположение части. Фонтанная, 44 — обнесена высоким забором с проволокой шестиэтажное здание с круглосуточным (!) стражами по всему периметру. Лишь в 30 м на восток от нее узкая улица, сразу за которой частный сектор. С южной стороны то же самое, только вместо частных домов несколько девятиэтажек. Из западного — несколько гаражей, а по 40 м от них объездная. Ну а с полуночи до базы вообще почти вплотную примыкает трехэтажное здание. Кроме того, только за полкилометра отсюда еще один объект боевиков — «отжатый» бригадой «Пятнашка» Донецкий христианский университет, в котором теперь оборудованы казармы.

Таким образом, штаб Гиви — фактически неприступный режимный объект, что исключает возможность удара извне. Кроме того, как сообщают сами боевики, у парадного входа, возле которого и был нанесен удар, находится отдельный патруль, который на связи еще с двумя часовыми, стоящими по обе стороны здания. Иначе говоря, выстрел из пресловутого «Шмеля» с самой улицы исключен: человека сразу заметили бы. Выстрел из соседних улиц, как я уже сказал, невозможен через частные дома. Вариант с машиной тоже нереален: как заявляют боевики, «как только останавливается машина, к ней сразу повышенный интерес, там запрет на остановку транспорта — не выяснишь, почему остановились, получишь в челюсть». То, что территория серьезно охранялась, могу подтвердить, в частности, и я, поскольку даже после самого взрыва местных направляли в обход этой улицы, а мне не дали даже включить телефон как только я вытащил его из кармана, чтобы сделать хотя бы несколько кадров издали, ко мне сразу же подошел один из боевиков и сказал, чтобы он спрятал его обратно.

Однако официальная версия «ДНР» именно такая: украинская ДРГ совершила выстрел из реактивного огнемета «Шмель», и Гиви сгорел заживо. Кстати, труп так и не показали (был накрыт одеялом). От начальной версии взрывного устройства боевики отказались, чем поставили самих себя в сложное положение: подкупленный личный состав, который мог бы заложить бомбу, еще куда не шло. Хотя те же боевики «Сомали» утверждают, что доступ к кабинету Гиви включая его охранником имели только те, кого он назначал лично и кому полностью доверял. Версия со «Шмелем» от нашей ДРГ — полный абсурд. Сразу же возникает вопрос: как исполнителя пустили на территорию части? Предположим, человек смог зайти туда во время смены постов. Выстрелила. У нее есть лишь 5-10 секунд, прежде чем патруль прибежит на место происшествия. Что дальше? Куда она сможет пойти? Версию с машиной, которая заехала в часть и на какой мифические диверсанты сбежали, вообще не рассматриваем, ибо это просто невозможно: в этом случае все стражи должны быть «на паях» и открыть ворота в часть. Предположим, что все-таки чудом исполнитель сбежал. Но куда? Вокруг жилой квартал. Рядом база «Пятнашки». До базы «Сомали» уже мчатся патрули «полиции», «МЧС», «МГБ» и «прокуратуры».

Таким образом, Гиви убрали свои. Вопрос лишь в том, кто именно: местные или спецы из РФ. Первый вариант довольно правдоподобный. За малейшие нарушения в «Сомали» могли сломать ребра или вонзить нож, не говоря уже о многочисленные слухи о казни своих бойцов за доносы в «МГБ» на комбата. Гиви был абсолютно медийной персоной, в отличие от Моторолы, который действительно имел авторитет среди «Спарты» и части местного населения.

Отдельно стоит сказать о похоронах. Как и в случае с Моторолой, церемония проходила в здании Театра оперы и балета, а сама очередь из желающих проститься растянулась на улице Артема, которую боевики перекрыли с обеих сторон. Ближе к концу церемонии, в полдень, в центр Донецка начали подтягиваться автобусы со всех концов оккупированных городов. Сам я застал колонну из четырех автобусов в Буденновском районе Донецка, которая двигалась к площади Ленина. Но местные жители рассказывали, что накануне дня похорон от каждой макеевской школы требовали по семь человек на церемонию, и это не считая шахт, заводов и поликлиник, откуда также собирался персонал. Интересно, что в 10 утра в очереди стояли в основном пожилые люди с гвоздиками и сами боевики. К концу церемонии масса людей была явно собрана из трудовых коллективов: женщины, что стояли и выходили из автобусов группами, а также небольшой процент студентов, которых тоже было значительно меньше, чем на похоронах Моторолы. Если сравнивать эту церемонию с похоронами лидера «Спарты», то в случае с Гиви было явно больше админресурса. Но заявленная боевиками цифра 55 тыс. людей, которые якобы приняли участие в церемонии, — просто миф: там не набралось и 5-6 тыс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ