Навигационная цепочка

Главная » ПоГоворим » Статьи » Дебальцевская статистика
19 Февраля, 20:30

Дебальцевская статистика

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Оценка главных фронтовых событий февраля 2015-го в цифрах

 

Бои под Дебальцево и дальнейший выход украинских войск из «мешка» не имеют единодушной оценки. Для одних (преимущественно профессиональных военных) это образец удачной военной операции, которая была проведена в чрезвычайно сложных стратегических и погодных условиях и с минимальными потерями. Для других, преимущественно простых граждан и некоторой части мобилизованных военнослужащих и членов их семей, это была трагическая страница, которую можно сравнить с иловайськими событиями.
Имея два совершенно отличных взгляды на одно событие, обратимся к цифрам и фактам.

По состоянию на март 2014 года Вооруженные силы Украины могли противопоставить террористам 6 тыс. офицеров и солдат (контрактников) включительно с теми, которые служили в артиллерии и воздушной обороне. Благодаря двум волнам мобилизации количество всех войск (ВСУ, НГУ, сводными отрядами ГПС, подразделениями СБУ и МВД) в зоне АТО удалось увеличить до 35 тыс. лиц. Однако в июле — августе 2014-го войска понесли ощутимые потери в основном ранеными, в результате работы российской ствольной и реактивной артиллерии. Части, которые состояли из контрактников, а это прежде всего четыре бригады высокомобильных десантных войск, были полностью обескровлены, а некоторые вообще потеряли боеспособность. Третья волна мобилизации, которая проводилась с 24 июля по 6 сентября 2014 года, позволила поддержать количество войск в зоне АТО в пределах 33-35 тыс. лиц. Это были все силы, которыми распоряжалось украинское командование после возобновления активных боевых действий на Донбассе в середине января 2015-го. Из них непосредственно в районе Дебальцево находилось 4,7 тыс. военнослужащих и правоохранителей.

С военной точки зрения этого количества профессиональных солдат было бы достаточно для успешного ведения боевых действий. Но преимущественно это были ужасно уставшие люди, которые чувствовали себя обманутыми государством. Условно они делились на три категории. Первая — контрактники, которые служили до весны 2014 года. По состоянию на январь 2015-го их осталось сравнительно немного. Они были в частях высокомобильных десантных войск, большинство из них в то время находилась на переформировании в местах постоянной дислокации. Некоторые батальоны десантников были просто небоеспособными. То же самое можно сказать и про другие части контрактников. В официальном отчете Генерального штаба ВСУ, посвященном боевым действиям в районе Дебальцево, есть такая фраза: «Личный состав сводного отряда 3-го и 8-го отдельных полков спецназначения, которые должны обеспечить отвод подразделений из района Дебальцево, в результате физического и морального истощения отказался выполнять задания, самостоятельно их меняя и отходя без приказов в безопасные районы». Упомянутые полки считаются элитой Вооруженных сил Украины, в значительной степени укомплектованы контрактниками. И они «отказались». Что же говорить про простую пехоту?

Украина не имела достаточных сил для удержания Дебальцевського плацдарма. Когда же вооруженным формированиям сепаратистов и российских террористов удалось перерезать шоссе, которое вело из Дебальцево до Бахмута, его дни были сочтены

Вторая категория — мобилизованные по первой, второй и третьей волнами. Это обычные мужчины с улицы, вырванные из мирной жизни, которые в 1990-2000 годах прошли срочную службу и в лучшем случае за то время несколько раз стреляли из автоматов. Если речь идет о дебальцевських событиях, то следует особенно отметить 40-й батальон территориальной обороны «Кривбасс», который в буквальном смысле «истек кровью» в августе 2014-го в районе Иловайска. Несмотря на это, ему вновь «повезло» попасть на самый сложный участок фронта. Там, в Дебальцево, были и другие батальоны территориальной обороны. Когда их формировали весной 2014-го, мобилизованным обещали, что их батальоны будут стоять на блокпостах во второй линии обороны — за бригадами и полками ВСУ. Ситуация «переигралась», и в этих батальонах вдруг появились противотанковые батареи и тяжелая техника, их выдвинули на «передок». Что должны были думать люди, которых мобилизовали в «Кривбасс» или «Киевскую Русь»? Очевидно, им надо благодарить уже только то, что они не побежали с АТО (как поступили некоторые другие части), а дальше несли военную службу. Примерно то же можно сказать о части 128-й отдельной горно-пехотной и 17-й танковой бригад, которые находились в районе Дебальцево и также были почти полностью набранные из мобилизованных. Желание этих людей были простые: дожить до конца своего летнего срока службы и вернуться к семьям. С такими настроениями в наступлениях участия не принимают.

И третья, немногочисленная категория военнослужащих — добровольцы. В Дебальцево они были представлены преимущественно в батальоне «Донбасс», 42-м батальоне территориальной обороны, 54-м разведывательном батальоне и роте МВД «Свитязь».

Против украинских войск действовали только сформированы два корпуса так называемой народной милиции самопровозглашенных «ЛНВ» и «ДНР», полууправляемые сепаратистские вооруженные формирования («Призрак», «Казачий полк») и регулярные войска Российской Федерации во втором эшелоне. Война против Украины была возобновлена именно враждебными вооруженными формированиями.

Сепаратисты стремились достичь успехов на многих направлениях и как минимум выйти к границам Луганской и Донецкой областей, а как максимум пробить коридор к Крыму. Однако их наступательные действия на других участках фронта либо совсем «захлебнулись», или имели незначительные успехи за очень больших потерь. Именно поэтому в конце концов они остановились на выполнении двух задач: сначала захват территории Донецкого аэропорта, потом «освобождение» дебальцевського железнодорожного узла.

Для выполнения намеченных планов командование противника стянуло все резервы. Этим могло воспользоваться украинское командование и нанести контрудары на различных участках фронта, но, не исключено, столкнулось бы с такими проблемами:

1. Для отпора наступлению украинских войск против них, наверное, было бы использовано поначалу артиллерию, а потом танки, пехоту и, вероятно, авиацию ВС РФ. Потери были бы колоссальными.

2. Наступление пришлось бы вести силами военных частей, набранных из мобилизованных, которые на тот момент вообще были психологически непригодными для ведения таких действий. Это сопровождалось бы огромным «интернет-паникой» с раздутой количеством потерь и в конце концов закончилось бы фиаско.

Во время битвы за Донецкий аэропорт украинским войскам удалось отбить шахту «Бутовка», район так называемой Путиловской развязки Донецка и нескольких других стратегически важных позиций. Когда начались бои на Дебальцевском плацдарме, нашим частям удалось отодвинуть фронт противника под Мариуполем, взяв под контроль стратегическую высоту в поселке Широкино. Больше всего в этих боях отличились мобилизованные и добровольцы из 25-й и 95-й бригад, а также бойцы полка «Азов».

Сомнительно, что с теми войсками (учитывая их психологическое состояние), которые оставались в распоряжении украинского командования, удалось бы достичь больших успехов. И что самое важное: трагическая развязка обороны Донецкого аэропорта наглядно показала, что не осталось дееспособных резервов. Плацдарм, или, как некоторые называют, выступление или мешок, образовавшийся в июле 2014 года вокруг Дебальцево, в свете минских договоренностей потерял всякое стратегическое значение. В этом случае плацдарм — это место концентрации войск, что выступает за собственную линию фронта, для проведения активных наступательных мероприятий. В случае изменения планов плацдармы становятся опасными для войск, которые находятся там, поскольку легко уязвимы. Ширина плацдарма — 12 км — давала противнику возможность накрывать огнем любые объекты нашей обороны. Разведка сепаратистов благодаря их сторонникам из числа местного населения знала о расположении наших войск лучше, чем украинское командование. Шансы на успешную оборону были значительно меньшими, чем в Донецком аэропорту. Длительное удержание этого плацдарма украинской стороной мало два весомых мотива:

1) политический — добровольная сдача собственной территории невозможна ни при каких условиях;
2) экономический — Дебальцево является важным железнодорожным узлом, отсутствие которого существенно влияет на и без того сложную социально-экономическую ситуацию в «ДНР» и «ЛНР».

Украина не имела достаточных военных сил и средств для удержания Дебальцевского плацдарма. Когда же вооруженным формированиям сепаратистов и российских террористов удалось перерезать шоссейную дорогу, которая вела из Дебальцево до Бахмута, его дни были сочтены. Фактически дело было лишь за тем, чтобы освободить этот плацдарм без «потери лица». Резервов для восстановления контроля по дороге на Дебальцево у украинского командования не оставалось.

Выход из Дебальцевского плацдарма 18 февраля 2015 года с военной точки зрения был организован чрезвычайно успешно. В прорыве окружения были задействованы части с большим процентом контрактников: 30-я механизированная и 95-я бригады. Потери во время прорыва оказались сравнительно мизерными.
В целом за весь февраль 2015 года Вооруженные силы Украины потеряли 296 воинов погибшими. Как минимум половина из них погибла именно в боях вокруг Дебальцево. Сравнение Дебальцево и Иловайска не имеет смысла: с плацдарма было выведено большинство военной техники и личного состава. Из-под Иловайска вырвались пешком небольшие группы вооруженных военных, большинство попало в плен.

На сегодня по делу Иловайска пропавшими без вести или находящимися в плену (хотя все на самом деле погибли), считается около 50 бойцов. По Дебальцево цифра значительно скромнее:

— четверо пропавших без вести идентифицированы по ДНК среди погибших, но их семьи категорически отказываются верить в смерть и лелеют надежду, что близкие в плену;
— двое бойцов признаны погибшими, но пока что не удалось идентифицировать их останки среди тел;
— двое военнослужащих считаются пропавшими без вести, хотя тело одного из них, вероятно, есть в наличии, но не идентифицировано (недоработка следственных органов).

Кроме того, до сих пор в плену сепаратистов в Донецке находится пятеро военнослужащих, захваченных под Дебальцево, и это подтверждают представители противника и международные наблюдатели — они периодически общаются с семьями по телефону.

Конечно, в связи с дебальцевскою историей возникает много других вопросов. Например, почему в зоне АТО находилось только 35 тыс. военнослужащих, а численность Вооруженных сил Украины на то время была в пять раз больше? Чем занимаются все те люди и почему подавляющая часть из них, так и не «понюхав пороха», получила статус участников боевых действий? Почему солдат, которые вышли из Дебальцево, не смогли достойно встретить, обогреть и накормить? Но это уже тема других статей.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Дебальцевская статистика