“Экономика тормозит из-за нечестных судов”

2

“Економіка гальмує через нечесні суди”

Руководитель “CASE Украина” Дмитрий Боярчук убеждает: коррумпированная Фемида больше чем война блокирует приток инвестиций и создание рабочих мест

Из года в год украинцы терпят. Терпят и ждут прогресса. Властные элиты, которые приходят на смену друг другу, уверяют: еще немного подождите и результат не заставит себя ждать. Вот, мол, и реформы в стране уже проводят, и государственный бюджет меньше разворовывают.

Но когда мы на себе наконец почувствуем, что жить реально стало лучше, рабочих мест стало больше, а зарплаты повысили? Когда нам перестанет казаться, что разговоры о реформах-не более чем громкие слова?

Ответить на эти и другие вопросы, которые волнуют большинство наших соотечественников, просим исполнительного директора Центра социально-экономических исследований “CASE Украина” Дмитрия Боярчука.

— Помнится, во времена Януковича государственный бюджет разворовывали огромными объемами. Или кардинально изменилась ситуация при нынешней власти?

— Злоупотребления за Януковича в бюджетной сфере были довольно значительными, теперь ситуация немного улучшилась. Хотя, конечно, вычислить, сколько разворовывали тогда и сколько разворовывают теперь, почти невозможно. Но реформы в сфере государственных закупок происходят: заработала система электронных закупок “Прозорро”, государственные закупки лекарств происходят через авторитетные государственные организации и на те же суммы покупают гораздо больше доз медпрепаратов. Супернахабні схемы по освоению денег отслеживают и их потихоньку становится меньше. Но не все еще хорошо. Нечистые на руку дельцы придумывают новые возможности для наживы.

— Насколько в целом эффективны реформы, которые провела післямайданна власть?

— Думаю, реформа антикоррупционных органов была хорошим шагом. Но другой вопрос, можете ли вы оставаться кристально чистым в коррупционной среде. Если среда коррупционное, то рано или поздно хорошие люди начнут меняться под его влиянием.

Еще одна угроза — в медлительности и избирательности внедрения реформ. Вот реформа полиции считается успешной. А в других структурах, в это время? Все равно большинство людей пытаются втулить взятки, потому что они так привыкли. А суды должным образом не работают, поэтому добиться справедливости от них крайне сложно. Даже если кого-то ловят на взятке или другом серьезном преступлении, то слишком велик риск, что суд спустит дело на тормозах или назначит подозреваемому домашний арест (дав таким образом возможность сбежать). Поэтому, как на меня, проведены реформы были необходимы, но не являются достаточными шагами для завершения системной трансформации страны.

— Какие же шаги, по вашему мнению, должны стать достаточными?

— Критически важной является реформа нашей судебной системы. В западных странах нет тотального контроля за всеми, но там есть неотвратимость наказания. Если ты что-то сделал противозаконное и это обнаружили и вынесли решение, что ты виновен, то не откупишься, не выйдешь просто так на свободу. Поэтому граждане там боятся нарушать закон. У нас судебную реформу начали проводить, но я могу только надеяться, что это будут делать качественно. Думаю, всех людей, которые работали в судебной системе, следует лишить полномочий. Все они заражены коррупцией, имеют такую институциональную память.

А в поднятии тарифов на коммунальные услуги для населения, людям довольно сложно воспринять, есть серьезные плюсы. Думаю, эту очень болезненную для нас реформу реально оценят за два-три года, когда будет расти внутренняя добыча газа и нефти. Дело в том, что рост цены, в том числе и энергоресурсов собственной добычи, позволило находить средства на инвестирования в разведку и разработку новых месторождений. Процесс уже пошел, хотя пока он не очень заметен для рядовых людей. Как следствие, мы таки сделаем серьезный шаг к энергетической независимости.

— Это, конечно, хорошо. Но, если говорить о создании рабочих мест, о том, чтобы люди на себе почувствовали реальное улучшение жизни, которые в этом случае прогнозы?

— Задача государства-создать среду для развития бизнеса. Для этого Государственную фискальную служба надо реформировать столь же кардинально, как это делали с той же патрульной полицией.

Так же нужно отменять львиную долю бюрократических процедур. Так, в прошлом году принят закон №4496 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно устранения административных барьеров для экспорта услуг)», к разработке которого участвовал наш центр. Он для экспорта услуг позволил заключать договор в электронной форме, теперь предпринимателям не приходится пересылать бумажные договора с печатями и переводами. Это — шаг вперед, однако-лишь один из первых. Рудиментарные регуляции нужно отменять пачками.

— То есть реально упрощения пока только фрагментарные?

— Так. Есть определенные сдвиги, но нельзя говорить, что есть благоприятную для инвесторов среду, что они могут спокойно приходить, развиваться, работать. Поэтому и прогнозировать значительного роста числа рабочих мест пока не приходится.

— А война разве не фактор?

— Конечно. Война является проблемой. Но, как говорят сами инвесторы, их больше интересует ситуация с правами собственности и судебной реформой. Война хоть и настораживает, но не является критической проблемой, поскольку не распространяется на всю территорию страны.

— Увидим ли мы в этом году по крайней мере минимальный экономический рост?

— Думаю, рост будет. Если более-менее стабильная ситуация, люди пытаются что-то заработать, создать, попробовать открыть свой бизнес. Не думаю, что этот рост будет достаточно ощутимым. Уровень 1 — 3% в год — это мало.

— То в какой временной перспективе возможен серьезный прорыв?

— Чтобы через пять лет было экономическое процветание, мы уже должны видеть серьезные системные реформы в ключевых сферах. Поэтому давать очень оптимистичные прогнозы не берусь. Но с другой стороны, власть все же делает некоторые фундаментальные вещи, которые по крайней мере имели бы уберечь нас от серьезных потрясений. Скажем, плавающий валютный курс является важным механизмом защиты от резкого обвала национальной валюты, которые в предыдущие периоды происходили с частотой раз в несколько лет.

Ирина КОВАЛЕНКО

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ