Почему на World Press Photo победило фото убитого посла

15

Результаты самой престижной фотопремии и другие резонансные события в еженедельном обзоре культурных новостей мира.

Почему на World Press Photo победило фото убитого посла

На этой неделе мир визуального искусства, затаив дыхание, ждал объявления результатов самой престижной премии в области фотожурналистики — World Press Photo 2017. Несмотря на традиционные волнения, результаты были интуитивно ожидаемыми. Когда вечером 19 декабря 2016 года СМИ и соцсетями разошлись кадры с открытия выставки «Россия глазами турок», где молодой человек в костюме и галстуке с пистолетом в одной руке и поднятым вверх пальцем другой застыл в динамичной позе над неподвижным телом другого мужчины, много кто подумал (и написал), что этот кадр не обойдется без международных наград. Так и произошло 13 февраля этого года первую премию World Press Photo получил фотограф агентства Associated Press Бурхан Озбилиджи за серию снимков убийства Андрея Карлова, российского посла в Турции.

В посольстве России в Анкаре нынешнее решение жюри назвали свидетельством «полной деградации моральных ценностей». А вот член жюри премии Мэри Калверт, объясняя на пресс-конференции в Амстердаме решение коллег, наоборот, отметила мощность кадра и его полное соответствие цели конкурса: «Каждый раз, когда фото зявлялося на экране, мы чуть не отбрасывались назад, настолько это было взрывное кадр. И мы действительно почувствовали, что это фото является воплощением, определением того, чем является фотография года World Press Photo».

Кадр Озбилиджи серьезно выделяется среди «Фото года» за всю историю ее существования, то есть с 1955 года. Победители последнего десятилетия демонстрируют нам: территориально — Ливан, Афганистан, Иран, Йемен, Палестину, Джибути, Россию; тематически — последствия экономической и миграционной кризиса, ужасы войны, проблему домашнего насилия. Мы видим взрослых, которые скорбят по погибшим, детей, которых несут хоронить взрослые, и тому подобное. Примерно так выглядит картинка для всех предыдущих десятилетий. Признавая мощь и уникальность каждого кадра, зритель осознает, что то или иное фото является иллюстрацией общей проблемы, и что за кадром есть другие беженцы, другие уставшие солдаты, другие погибшие дети.

Уникальность кадра, который сделал турок Бурхан Озбилиджи (к слову, второй турок-победитель за всю историю премии), заключается в сочетании конкретности момента (то есть, весомость такого кадра обусловлена конкретной секундой его фиксации), публичности и персонифицированности лица/ героя сюжета (речь идет о погибшем посла) и такой себе отягощенности будущими последствиями: как известно, нападение на Карлова было совершено накануне запланированного на 20 декабря визита главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу в России, во время которого планировалось обсуждение сирийского вопроса. Еще одна особенность нынешнего фото-победителя — это то, что оно фиксирует тот самый момент, когда неожиданно изменился характер и жанр события, которую посещал его автор. Фотожурналист Бурхан Озбилиджи вечером 19 декабря решил зайти на открытие выставки, потому что ему было, по его собственным словам, по дороге домой (!), и точно не ожидал, что станет свидетелем убийства.

В истории World Press Photo за все годы был только один фотожурналист, который сделал столь же уникален и персонифицирован по смыслу кадр, который соединил все вышеупомянутые особенности. Японец Ясуші Нагао в течение восьми лет без особых достижений проработал фоторепортером одной токийской газеты, но 12 октября 1960 года, как говорят в таких случаях, изменило его жизнь. Он был одним из 15 других фотографов, что снимали в этот день политические дебаты, и имел только один кадр на отработанной пленке, когда у всех на глазах студент-националист Отойя Ямагучи с саблей атаковал лидера социалистической партии Японии Інехіро Ясануму и смертельно ранил его. Нагао снял последний кадр пленки и получил за него Пулитцеровскую премию и World Press Photo 1961 года (другие репортеры поспешили щелкнуть затвором, Нагао же подождал несколько секунд, пока никто не заслонять сцену). В следующем году он покинет редакцию и станет фотографом-фрилансером.

Убийства японского политика и российского посла не изменили ход истории, но могли изменить. Однако это не самое важное. В тот самый момент, когда место проведения торжественного мероприятия трансформировалось на место убийства, для обоих фотографов встал вопрос о том, «что значит быть журналистом», и ответом на этот вопрос было решение продолжать фотографировать вооруженного человека, а не бежать вместе с другими посетителями. И внезапность, и трансформация, и принятое решение являются элементами кадра — и в то же время причинами, по которым решение жюри было именно таким, а не другим.

Тем временем театр русского города Ростов ставит на своей сцене спектакль о Сталине («Сталин. Часовщик»). В свою очередь, европейские СМИ вспоминают о подготовке этой премьеры так же нейтрально, как пишут про любую другую театральное событие. Так, например, некоторые англоязычные издания цитируют слова актера — исполнителя главной роли — о том, что роль Сталина является действительно очень сложной, и что он, актер, мечтает, чтобы зритель сумел увидеть как плохие, так и хорошие черты характера советского лидера. «Он очень неоднозначный, — говорит актер, — и тот, кто хочет увидеть плохое, увидит плохое. Тот, кто придет с хорошим настроением, найдет положительные моменты». Премьера спектакля запланирована на конец февраля.

Запад тоже переосмысливает прошлое, но, по мнению экспертов-искусствоведов, движется в сторону признания собственных ошибок и примирения с ними. Об этом свидетельствует внезапное и очень яркая тенденция: беспрецедентная заинтересованность в работах немецких художников послевоенного времени. Так, на лондонском аукционе «Сотбис» десятилетиями превалировал интерес к американских и британских современных художников. В этом году происходит то, что эксперты уже назвали «смещением фокуса чувствительности»: немцы представляют более четверти из 64 лотов на предстоящем аукционе современного искусства, который должен состояться в марте. Среди них — работы Георга Базеліца, Герхарда Рихтера, Томаса Шютте, Вольфганга Тільманса, Мартина Кіппенбергера и других.

В это время мир кино ожидает результатов Берлинского кинофестиваля, который завершается 19 февраля, и готовится к «Оскару» (церемония состоится 26 февраля). А одним из самых ярких ньюсмейкеров из области кино на этой неделе стал культовый и скандальный датский режиссер Ларс фон Триер, который в очередной раз вызвал резонанс: на этот раз своим заявлением о Трампе (в комментарии The Guardian). Трамп, как оказалось, вдохновил Триера на работу над будущим фильмом «Дом, который построил Джек» про «очень умного» серийного убийцу. Этот фильм, по его словам, «прославляет идею о том, что жизнь — плохо и бессердечном, а именно эту идею недавно доказало укрепления позиций Homo trumpus, — крысиного короля».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ