Навигационная цепочка

Главная » Общество » Хирург «Смайл»: за девять суток в окружении провел более ста операций прямо в убежище
13 Мая, 13:15

Хирург «Смайл»: за девять суток в окружении провел более ста операций прямо в убежище

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

 Хірург «Смайл»: за дев’ять діб в оточенні провів понад ста операцій прямо у криївці

На начало войны России против Украины хирургу Александру Данилюку было всего 25 лет. Врачебную практику уже пришлось начать на фронте в самых горячих точках — Счастье, Станица Луганская, Дебальцево.

Александр был единственным хирургом на Дебальцевском плацдарме, когда подразделение попало в осаду русских. За девять суток в окружении он принял более сотни раненых. Да и после демобилизации продолжает бороться за будущее Украины — теперь на посту председателя отдела координации и медицинского обеспечения АТО, чрезвычайных и военных состояний Министерства здравоохранения.

С Майдана на Донбасс

На войне для хирурга подготовили позывной — «Двадцать шестой», который должен был достаться от предыдущего врача. Но к Александру прицепился псевдоним «Смайл».

«Я нечаянно обидел медсестру. И хотел загладить вину — приготовил торт и нарисовал улыбку на листе. На следующий день все начали называть меня „Смайлом“. Может еще и добавилось то, что я всегда улыбаюсь», — объясняет Александр.

Александр почти сразу после Майдана, когда Россия начала расшатывать вооруженный конфликт, пришел в военкомат.

«Я знал, что врачей катастрофически не хватает. Меня призвали, в 128-м бригаду. После подготовки на полигоне в конце лета вместе с подразделением уже выехал на Донбасс, — вспоминает Данилюк. — Это же было после Иловайского котла и, конечно, родные переживали. И отговорить меня вряд ли мог кто-то. Родители посетили нас за сутки до отправки — это было очень трогательно».

Это был первый год войны, когда обеспечение армии было в ужасном состоянии. Медики также не могли похвастаться запасами.

«Я об этом знал и поэтому еще до отправки на фронт составил список всего необходимого. Силами друзей-волонтеров удалось собрать необходимое», — говорит Александр.

В Дебальцево началась рутина военных медиков, по которой удавалось лишь несколько часов на сон. Врачи выезжали за ранеными, оказывали первую помощь, отвозили в больницу в Светлодаре, где сразу начинали оперировать раненого. После этого снова на выезд.

Девять суток в российском окружении

«9 февраля мы так же забрали раненого и уже хотели ехать. И мне сказали, что дорога перекрыта, мы в окружении. Я даже сначала не воспринял. У меня же ранен, я должен был вывезти его! В голове не укладывалось, что не можем эвакуировать его. Поэтому я просто стал ждать. Русские били по нам из тяжелой артиллерии. Но я все равно продолжал ждать возле раненого, укрыв его бронежилетом, ведь скоро мы сможем уехать. И взрывы были все ближе и нашу „медичку“ начало трясти. Тогда пришло страшное осознание, что выхода нет», — вспоминает Александр.

Так его команда начала проводить операции прямо в окопе.

«Нашей „клиникой“ стало обычное убежеще. Раненых все больше, а я остался единственным хирургом в окружении. Часть медиков постоянно находилась возле раненых, люди валились с ног и ловили каждую возможность, чтобы поспать. Поэтому во время операций приходилось ассистировать мне даже нашему водителю. Стоит ли говорить, что у нас не было нужной аппаратуры, инструментов и доступа к запасам медикаментов!» — говорит «Смайл».

Под постоянными обстрелами в окопных условиях Александр провел более сотни операций. И ни один его пациент не умер на хирургическом столе в убежище. К сожалению, во время попыток прорваться колонной с ранеными нередко по ней прицельно били россияне.

«Так было и с Вадимом Свириденком. Он был в грузовике с другими ранеными, когда террористы расстреляли машину. До утра дожил только Вадим, остальные — просто замерзли во время февральских морозов в сломанной машине», — говорит Александр.

В окружении надежда все больше угасала.

«Мы ждали полуночи 15-го февраля, как манны небесной! В это время должны вступить в силу очередные минские договоренности и нас наконец перестанут стрелять. И то перемирие наконец наступило и продержалось… аж полтора-два часа! И потом как начали с новой силой стрелять, я думал мы атомную войну подписали, а не перемирие! Так россияне колошматили, как никогда, — говорит Александр. — Мы были измотаны как физически, так и психологически. В нашем укрытии, где два стеллажи на 12 человек персонала, в последний день в ней еще было 25 раненых. Пока оперируешь одного, собратья обезболивают, перевязывают других, кто на очереди. Все один на одном лежали, висели, сидели. Крики. Стон. Катастрофическая картина!».

…Через девять суток нашим воинам удалось выйти из окружения. Буквально прорвали осаду. Террористы не прекращали прицельно стрелять по колонне.

Новый фронт — МИНЗДРАВ

Александр демобилизовался осенью 2015-го года. Пробовал адаптироваться к мирной жизни. Хотя война «не отпускала», все время на связи с побратимами и ветеранами, постоянная помощь волонтерам.

«А потом позвонила Ульяна Супрун (в.а. министра здравоохранения. — ред.). С ней мы познакомились на фронте. Она предложила мне прийти в МИНЗДРАВ и возглавить медицину АТО… Конечно, сразу отказался. Полчаса объяснял, почему „нет“, потому что я же не чиновник, не умею работать в таких структурах, без опыта. А она сказала: „У нас 25 лет руководили медициной профессионалы, чиновники и очень опытные. И к чему мы пришли?“. Когда об этом услышали мои друзья, то сказали, чтобы я даже не раздумывал, а соглашался. В конце концов я принял предложение, — говорит Александр. — Теперь реформируем медицину в армии. На пример, разработали и утвердили содержимое индивидуальных аптечек по натовским образцом. Сейчас вместе с коллегами из сил обороны работаем над воплощением медицинской части стратегического оборонного бюллетеня Украины, где предусмотрен переход на стандарты НАТО. Также вводим новые должности с соответствующими квалификациями в систему гражданской и военной медицины — „парамедик“ и „экстренный медицинский техник“. Это требование времени, которая стала необходимостью, что доказана на фронте».

Медик признается, что бороться с заскорузлой советской системой в медицине трудно:

«Может труднее, чем на фронте. И опустить руки нельзя, ведь это будет плевком в могилу тех, кто положил жизнь за нашу свободу».

 Хірург «Смайл»: за дев’ять діб в оточенні провів понад ста операцій прямо у криївці

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Хирург «Смайл»: за девять суток в окружении провел более ста операций прямо в убежище